212-й полк: от финской до Великой Отечественной. (Из истории первого состава полка)

212-й стрелковый полк первого состава входил в 49-ю стрелковую дивизию, которая была сформирована в 1931 году в Костроме.

Сама дивизия являлась составной частью 3-го стрелкового корпуса, штаб которого находился в Иванове. В 1938 году дивизия была переведена на кадровое положение и передислоцирована в город Старая Русса, где вошла в состав 1-го стрелкового корпуса Ленинградского Военного Округа. В 1939 году на базе каждого из стрелковых полков были развернуты три новые стрелковые дивизии: 49-я в Старой Руссе, 123-я в Вышнем Волочке, 142-я в Малой Вишере. Новая 49-я дивизия была пополнена до штатов военного времени (на 13.09.1939 года 18906 человек). Есть информация, что к 10 декабря 1939 года дивизия насчитывала 13882 человека. Эта численность приведена после первых тяжелых боев на советско-финской войне.

Новая 49-я стрелковая дивизия, вместе с 1-м стрелковым корпусом, вошла в состав Новгородской группы войск, которая с 28 сентября 1939 года была преобразована в 8-ю Армию.

Затем в связи с планируемым наступлением 8-й Армии на Тартуском направлении в Эстонии перешла в район Пскова. Однако в конце сентября конфликт с Эстонией разрешился мирным путем, и 49-я дивизия в конце октября 1939 года была перевезена на Карельский перешеек в район Токсово и Пери, где вошла в состав 50-го стрелкового корпуса 7-й Армии.

Дивизия участвовала в советско-финской войне с первого до последнего дня. Воевала на крайнем правом участке Карельского перешейка, примыкающем к Ладожскому озеру (район реки Тайпален-йоки) сначала в составе 7-й Армии, затем в составе группы комкора В.Д. Грендаля, потом в составе созданной на базе этой группы 13-й Армии.

За отличия в боевых действиях 7 апреля 1940 года дивизия награждена орденом Красного Знамени. Звания Героя Советского Союза присвоены командиру роты 212 стрелкового полка лейтенанту Леониду Ильичу Буберу и пулеметчику 212 стрелкового полка красноармейцу Николаю Семеновичу Грекову. Многие красноармейцы и командиры дивизии также были награждены орденами и медалями.

К середине июня 1940 года дивизия прибыла в район границы с Латвией и Эстонией южнее Пскова, где в составе 19-го стрелкового корпуса 8-й Армии приняла участие в присоединении прибалтийских государств к Советскому Союзу.

Во второй половине июля 1940 года дивизия перевезена по железной дороге в район г. Высокое, ст. Черемха Брестской области Белоруссии и вошла в состав Западного Особого Военного Округа.

Осенью 1940 года в 49-й стрелковой дивизии происходила демобилизация основной массы старослужащих, имевших боевой опыт, полученный во время советско-финской войны. В дивизию пришли молодые солдаты, не имевшие боевых навыков. Боеспособность дивизии упала также вследствие необходимости отвлечения красноармейцев на строительство складов, казарм, землянок и жилого фонда.

Весной 1941 года продолжилось более интенсивное, чем в прошлом году, строительство дотов в укрепленных районах и как следствие меньше времени уделялось боевой учебе.

В довершение ко всему с октября 1940 года в дивизию стали прибывать наряду с другими призывники из Казахской и Узбекской ССР. Если среди первых казахов было примерно половина, то из Узбекистана подавляющее большинство были узбеки, не знавшие русского языка. Полноценная боевая учеба стала невозможной.

В мае – начале июня 1941 года на 45-ти дневные лагерные сборы было призвано несколько сот призывников из близлежащей местности Брестской области. Эта группа понимала русский язык, но не это было главным. Местных белорусов успели только переодеть, постричь и начать учить, как началась война. Основная масса их с началом войны разбежалась по домам, часть была задержана немцами и попала в плен.

Перед самой войной, 10 июня 1941 года, в дивизию прибыла группа молодых лейтенантов – выпускников разных училищ, получивших должности командиров взводов. В основном командирами взводов, заместителями командиров рот были бывшие сержанты, окончившие курсы младших лейтенантов лишь в 1939 или 1940 году.

212-й полк располагался в местечке Нурец-Стацья, стоящем на железной дороге, идущей от ст. Черемха к границе. Полк оказался в самых худших условиях. Станция Нурец не имела никаких условий для размещения почти трех тысяч красноармейцев.

По предвоенным планам 49-я дивизия со своей полосой прикрытия должна была войти (вместе с 113-й стрелковой дивизией) в состав 2-го стрелкового корпуса новой 13-й Армии. Фактически на 21 июня 1941 года 49-я стрелковая дивизия входила в состав 4-й Армии Западного особого военного округа.

22-го июня в 6 часов утра по московскому времени полковник К.Ф. Васильев получил сообщение, что восточнее г. Дрохичин немецкие войска форсировали р. Буг и ведут наступление в направлении г. Семятиче. Немцы продвигались в направлении правого фланга обороны 49-й дивизии. Полковник Васильев отдал распоряжение о выдвижении 212-го полка в направлении на г.Семятиче. В соответствии с «красными пакетами» полк двинулся в полосу прикрытия границы, вступил в бой в 25-ти километрах западнее м. Нурец на правом фланге. Полк был атакован с запада 292-й пехотной дивизией 9-го армейского корпуса противника и таким образом принял на себя первый и главный удар начала войны. Больше в донесениях 212-й полк не упоминается.

К 11 часам дивизия была отрезана от основных сил танками противника. Связь удалось установить только с командиром 13-го механизированного корпуса генералом Ахлюстиным, начиная с 24 июня.

После тяжелых боев части дивизии были или разбиты, или продолжали с боями отступать, или большей частью попали в плен. Завершающие бои растянулись до 3 июля, когда вся Беловежская пуща была прочесана противником.

Поскольку никаких архивных материалов по 49-й стрелковой дивизии не сохранилось, то единственной возможностью хотя бы частично восстановить имена личного состава воинов дивизии, является их поиск на страницах сайта «Мемориал».

В результате таких поисков оказалось возможным установить имена 962 человек, состоявших на утро 22 июня 1941 года в списках бойцов и командиров 49-й дивизии. В числе них 510 человек – это начальствующий состав. Список этот неполный, и возможности сайта еще не исчерпаны.

Большая часть людей из этого списка числятся без вести пропавшими или погибшими.

Часть из списка, а точнее 215 человек – это солдаты, попавшие в плен в 1941 году, выжившие в нечеловеческих условиях, и освобожденные из плена в 1945 году.

В своих показаниях большинство из них указали место и дату пленения. Большинство, 46 человек, указали, что были взяты в плен под Минском. Другие указали, что были пленены в Бресте, в Беловежской пуще, под Барановичами, в ряде других населенных пунктов.

54 воина попали в плен до 1 июля 1941 года, 82 солдата попали в плен с 1по 10 1941 года. Остальные указали более поздние даты, либо неопределенные, например июль 1941 года, либо просто 1941 год.

Таким образом, можно сделать выводы. Часть уцелевших в первых боях сумела прорваться в котел под Минском, и уже там попала в плен. Какая-то часть 15-го и 31-го полков была в боях под Дрохичином и Семятиче, то есть в полосе обороны 113-й стрелковой дивизии. Те, кто попал в плен под Бельском, также воевали вне основной группы 49-й стрелковой дивизии. Часть попавших в плен под Брестом, это либо курсанты полковой школы 222-го полка, либо, возможно, подразделения, посланные на артполигон у г. Бреста для учений. Большинство из них попало в плен в первые дни войны. Основная масса пленных – это воины, исчерпавшие все возможности избежать плена. Массовой сдачи в плен в первые дни войны не было.

По 212-му полку документов не сохранилось.

Об истории 212-го полка второго состава, сформированного в Кинешме и прошедшего боевой путь от Волги до Эльбы, читайте здесь.

 

комментариев 6

  • мой прадед воевал в финской войне, а также во 2-й Мировой в составе 49 сд. Его звали Данилов Григорий Алексеевич, 1908 гр, Костромской р-н, дер. Серково. В 1940 году он с женой и тремя детьми после финской войны переехал в г. Высокое. Он был начальник 6 отд. 49 сд, звание лейтенант. Занимался шифрованием. В первый день войны побежал в штаб, чтобы уничтожить секретные документы, больше ничего о нем не знаем. Пропал без вести. У нас даже его фотографии нет. Прабабушка с тремя детьми всю войну прожила в г. Высоком в оккупации, затем уехала в Кострому. Если у вас есть еще информация о этой дивизии или документы, присылайте на почту lzadorova@gmail.com

  • Василий

    Мой дядя рядовой Макуха Евгений Тихонович 1919г.р. призван в 1939г. из Украины, Ворошиловградская обл Нижне-Дуванский РВК. С первого до последнего дней участвовал в финской войне. Затем их 212 СП перебросили в Брестскую обл ( ст. Нурец). За неделю до начала ВОВ отправил письмо родным с указание номера полка(212 СП), 3-го батальона.9-я роты и 3-го взвода. Письмо дошло. И только после войны пришло извещение ,что “пропал без вести.”Притом в списке РВК указано,что в июле 1941г.,а от руки исправлено в 1943г. Может кто помнит или что-то знает о судьбе 212 полка, а также 49 СД прошу прислать на мой адрес: n.ribalova@mail.ru

  • Людмила

    Мой дед, Веденев Василий Андреевич, 1907 г.р., рядовой, призывался из г. Куйбышева, Куйбышевской обл. 7 июля 1941 г. Вернулся живой. Восстанавливаем сведения о наградах. Доподлинно известно: Орден Отечественной войны II степени (есть на фото). Домашний архив утерян

  • Престняков Иван Егорович, мой прадед, последнее место службы 212сп. Умер от болезни 22.01.1944г в Белоруссии

  • Балашов Владимир Александрович

    Брат отца моей жены лейтенант Мандрыко Владимир Иванович воевал в 212 СП 76мм батарея. Согласно пришедшему домой извещению он без вести пропал в августе 1942 года. Сохранился конверт письма от него отцу на котором и указано место службы: “ППС1722 212СП 76м/м батарея” от 28.03.1942. Много лет пытаемся понять и найти где его место гибели.

  • Наталья Г

    Мой дед Садовский Иван Григорьевич, воевал в составе 212 стрелкового полка с января 1943 по май 1944 г. Был ранен с мае 1944 и был отправлен в эвокогоспиталь. В ноябре 1944 г демобилиэован из рядов советской армии.

Оставьте комметарий

Или войти с помощью:  

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *