В её глазах живёт любовь

Судьба этой хрупкой девушки в инвалидной коляске – каждодневное преодоление себя, невыносимой подчас боли, а также отчаянная и мужественная борьба за право достойно жить, учиться, овладевать профессией, постоянно доказывая окружающим, что инвалидность не приговор к страданиям и одиночеству.

Если у вас есть неприятности, то после знакомства с моей героиней они покажутся пустяками. Да и мне после того, как узнала историю Анжелики Бутаевой – инвалида детства с тяжелым диагнозом ДЦП (детский церебральный паралич), стало стыдно за периодические жалобы на усталость, нехватку времени, непрошеные слезы, за все женские капризы, которыми мы так часто грешим. У Анжелы не было времени хныкать. Без жалости к себе и уныния она пережила много тяжелых дней и наперекор судьбе сумела получить высшее образование, выйти замуж, родить сына и все свои 32 года встречать улыбкой каждый новый день.

 

Судьбоносная встреча

Этот дождливый осенний день она запомнила на всю жизнь. В деревню Антушково Ильинского района, где Анжела проживала с родителями, приехала бригада из Тейкова обмеривать землю вокруг церкви. Ближе к вечеру в их дом робко постучали. Рабочие попросили ночлега: не управились за день с работой. Вымокшим до нитки ребятам отказать было невозможно. Высокий красивый парень сразу обратил внимание на 18-летнюю девушку с огромными карими глазами в… инвалидной коляске. Два чувства охватили его – сожаление и жалость, быстро сменившиеся на восхищение. Почти всю ночь они проговорили, как будто давно знали друг друга. Утром расстались, обменявшись адресами… на целых десять лет!

От Михаила пришла пара дружеских писем, Анжелика ответила, но вскоре семья переехала в Кинешму, и случайная встреча не имела продолжения даже на бумаге.

Второе дыхание

Но девушке отчаиваться и скучать было некогда. С детства она сочиняла стихи и после той памятной ночи, как сама признается, повзрослела душа, поменялось мировоззрение, открылось “второе дыхание”, более того, появился стимул к учебе. Заочно поступила в Ивановский университет на филологический факультет, с мамой ездила на лекции и сессии долгих шесть лет.

Пошла в гору и творческая карьера. Стихи Анжелы печатались в областных альманахах и сборниках местных поэтов. Не раз молодая поэтесса становилась лауреатом областных и районных фестивалей художественного творчества. Участвовала во всероссийских конкурсах и дважды становилась соискательницей международной премии “Филантроп”. В 2001-м и 2006-м годах вышли в свет два ее сборника – “Причащение стихом” и “Ильинская сторона”. Это была большая творческая победа. На стихи Анжелики Бутаевой ивановские композиторы и певцы А.Никольский, В.Шашков и А.Воронцова написали песни.

В общем, жизнь текла интересно и вместе с тем спокойно и размеренно, по привычному режиму. Анжелика активно участвовала в жизни местной организации инвалидов, посещала мероприятия – творческие, спортивные, и писала, писала стихи. А рядом всегда была мама – надежный друг и советчик, главная ее опора.

«А он славный парень…»

Все изменилось с того дня, как в социальных сетях девушка увидела знакомое лицо. Сомнений не было, это ОН – Михаил – вышел на ее страничку. Сердечко застучало: “Значит, помнит, значит, ищет!” И все завертелось как в хорошем кино: переписка, телефонные звонки, а спустя две недели Михаил уже стоял на пороге ее дома, предварительно сделав предложение руки и сердца по телефону. Приехал за ответом и с просьбой к маме: доверить ему судьбу дочери.

– Вы не переживайте, – сказал он тогда, – я надежный, сильный, не подведу, не обижу.

Мама Анжелики в то время уже сильно болела и, конечно, сомневалась, но однажды сказала дочке: “Ты знаешь, а он славный парень. Я так долго мечтала о том, чтобы ты была счастлива…” И в этот же день Михаил увез любимую к своей маме в Тейково. Там и расписались, сыграли скромную свадьбу. Маме невесты не пришлось увидеть дочку в белом платье: не дожила она до этого счастливого дня.

За десять лет после их первой встречи у Михаила был неудачный брак, в котором родилась дочка, но искать в интернете карие глаза Анжелы он начал уже будучи свободным.

У нас будет сын!

– Я забеременела быстро, – вспоминает Анжела. – Вопроса о прерывании для меня не стояло. Миша так мечтал о сыне! И я почувствовала, что будет мальчик. Сразу стали имя выбирать и практически одновременно произнесли: Севка, Сева, Всеволод! Сказать, что тяжело протекала беременность – ничего не сказать. Был сильнейший токсикоз, отчаянно болела спина. Медики жутко отговаривали, знакомые при встрече крутили пальцем у виска, а я сквозь боль… улыбалась и повторяла: пусть будет как будет! Знаю, что эти слова говорила и моя мама, когда носила меня, у нее тоже была патология и родилась я шестимесячная, весом 900 граммов. Врачи настаивали оставить меня, написать отказную, заверяя, что умрет ребенок часа через два. Спустя две недели все поняли, что умирать я не собираюсь, но при выписке маму все равно “успокоили”: все равно не жилец, намучаетесь вы с ней…

Сева родился путем кесарева сечения раньше на две недели. К тому времени молодая семья переехала в Кинешму, так как на родине Миши у него возникли трудности с работой. У младенца диагностировали спинномозговую грыжу и тут же прооперировали в Ивановском НИИ материнства и детства. Но, видимо, что-то пошло не так, и дома родители заметили, что у Севы быстро начала расти голова. Оказалось, что в головном мозге копилась жидкость. Михаил по направлению областного департамента здравоохранения повез сына в Москву в клинику имени Димы Рогачева, где по квоте провели операцию по удалению кисты, а спустя год – еще одну, на редкость сложную – шунтирование. Все больничные палаты столицы прошел с сынишкой папа. Не случайно теперь, когда уже самое страшное позади, Сева и засыпает, и просыпается рядом с ним и первое его слово было, конечно, “папа”.

– Боже, сколько слез я пролила, – вспоминает Анжелика, – пока не видела сыночка. Так хотелось быть рядом с ним, слушать его дыхание. Мне было бы гораздо спокойнее, но не разрешили с ним поехать, это и понятно, ведь я тоже нуждаюсь в уходе.

В любви и гармонии

В январе Севе исполнилось три года. Это на редкость жизнерадостный и добрый мальчик. Буквально с порога улыбкой встречает гостей, протягивая конфету со словами: “Как тебя зовут?”. И уже невозможно оторвать глаз от этого теплого “комочка счастья”, который покоряет своей доверчивостью и непосредственностью. У него нет причин плакать, ведь он живет в безграничной любви и гармонии. Очень похож Сева на папу, разве только улыбка мамина. Он начинает понемногу ходить с поддержкой, разборчиво произносит слова. Пока папа на работе, мама учит его лепить, рисовать, различать цвета. Родители уверены, что Сева будет ходить. В мае назначена очередная комиссия и малышу выпишут специальные ходунки.

– Он у нас упорный мальчик, – улыбаясь, говорит Михаил, – весь в маму! – и в ожидании поддержки от супруги, кивает ей: “Да, зайка?”

– Представляете, – говорит Анжела, – врачи убеждали меня, как в свое время и мою маму, отказаться от моей кровиночки, мол, не будет он у вас ни ходить, ни говорить. Вот посмотрите сегодня на нас! Мы победили! И впереди у нас новые победы.

Папа в это время посмотрел на часы: “Вы уж извините, у нас режим. Надо собирать на прогулку мои сокровища. Сейчас оденемся, вынесем коляску, посадим Севу на ручки к маме и вперед – дышать свежим воздухом!”

Смеркалось. На прощание мой взгляд невольно задержался на глазах Анжелики – таких огромных и глубоких, в которых много лет назад буквально “утонул” ее Миша. Они светились любовью!


РИФМЫ

Вглядитесь –  повсюду разбросаны рифмы.
Их в косы вплетают веселые нимфы.

Их дети срывают порой для забавы,
Со смехом бросая в высокие травы.

Их пьяницы топчут в похмельном угаре.
Веселые барды их прячут в гитаре.

Их слышат поэты и те, кто на грани,
Кто дышит любовью и горечью ранен.

Я их собираю, как редкие камни.
Они как свидетельства радости давней.

Они заполняют сердца и страницы,
А если заслужишь, то могут присниться.

Они своенравны, капризны, как дети.
Без них вдохновения нет на планете.

Ах, люди, зачем вы глухи и небрежны?!
Слова так прекрасны, стихи так безбрежны.

Их море приносит на волнах рассветных.
Стихов никогда не бывает бесцветных! 

* * *

И все вернется на круги своя,
Я снова стану радостной и нежной,
И ты прервешь свой длительный вояж,
Чтоб рядом быть и согревать надеждой
На счастье. И в таинственной тиши
Увижу я рождение планеты.
И солнечной младенческой души
Лазурный сон. В котором бьется лето
Лучом горячим в волнах, волосах,
И бабочкой испуганной и пестрой –
В сачке. И исчезают голоса.
Рождаются и умирают звезды,
И падает на землю спелый плод
Без сожаленья, страха, иль надежды.
Однажды твой корабль приплывет
За мной. И лишь тогда я стану прежней.

* * *

Запрети мне летать – я создам себе новые крылья
Из тумана, дождей и по ветру отпущенных нот.

Запрети мне творить… я создам вдохновенье из пыли
Заповедных дорог и впишу этот вечер в блокнот.

Запрети мне рыдать – год проплачет унылая осень.
Запрети говорить – я сыграю тебе в тишине.

Запрети мне дарить, я отдам тебе все, что попросишь.
Запрети мне любить… Я умру. Ты воскреснешь во мне.

* * *

Эта ночь так черна. Ни звезды, ни луны надо мною.
И не знает никто, кроме ветра, что я еще есть…
Стала я неприметной для всех, непривычно земною.
И не нужен никто, кроме птиц, что приносят мне весть.
Эта ночь так черна. Ни слезы, ни упрека, ни вздоха.
Лишь молчание вслед и – на плечи – тоскующий взгляд.
А у гостя ночного глаза колдуна-скомороха.
Пьет с улыбкой вино, и оно превращается в яд.
А наутро в немых зеркалах зазвенят отраженья
Чьих-то глупых надежд, и старик, усмехнувшись, уйдет…
И останется жизнь в неизменном потоке движенья.
Тихо падает снег, и тоска превращается в лёд.

ГОРЯЧИЙ ВЕТЕР

На холодных листьях дрожит роса,
Далеко до тепла, и пора уйти.
…Не летят уставшие паруса.
Сколько будет преград на твоем пути,
Потаённых рифов, голодных рыб?..
На борту предпоследнего корабля
Я боюсь ледяных непокорных глыб,
Я боюсь, что стала водой земля.
И меня качает который день,
И соленый воздух совсем не мил…
Ты смеешься тихо, что я, как тень,
И что так спокойно давно не жил…
…Мы плывем неделю и сорок дней,
И не видно суши, и ты не тот,
И меня качает, и все длинней
Черный сон, в котором так много нот…

Позади соленый больничный бред:
За окном не море, а просто дождь.
И горячий ветер твоих побед
Говорит: ты скоро за мной придёшь.

* * *

Прошла печаль, осталась пустота,
В пустынном небе растворилось слово.
И стала вдруг ненужной красота.
Переживу, ведь я была готова.

Я все приму – молчание и дни,
В которых для меня нет ни мгновенья.
И сны, в которых мы всегда одни…
Прошла печаль. Вернется вдохновенье.

И может быть, тогда познаешь ты.
Что ранен мною и разлукой болен,
Что оживают мертвые цветы
Под тихий звон – с высоких колоколен.

* * *

Босиком по солнечному песку.
Выпускай на волю свою тоску,
Отпускай надежды и липкий страх.
Целый мир сейчас у тебя в руках.

Он колышется ласково, хочет петь.
Так звезда летит, не боясь сгореть
В замеревшей, призрачной вышине
Стань самим собой, чтобы жить во мне.

Оставьте комметарий

Или войти с помощью:  

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *