Рядом с большим космосом

12 апреля – день космонавтики. В былые времена это был известный и почитаемый праздник. Сегодня молодому поколению приходится рассказывать «с чистого листа», что именно в этот день в далеком 1961 году Юрий Гагарин стал первым человеком, совершившим полет в космос. В советское время космонавтов наизусть знали по именам, следили за их полетами по теле- и радиотрансляциям, по новостям из газет. Сегодня полеты в космос стали, можно сказать, «обыденностью», герои космоса «просто» выполняют свою работу, а  чувство гордости за высочайшие достижения отечественной науки для многих стало достоянием истории. Вот и мы сегодня обратимся к страницам истории космонавтики, с которой был связан наш земляк ветеран военно-космических сил  подполковник в отставке Вячеслав Николаевич Захаров.

«Помню всех учителей до одного» 

Наша встреча состоялась по другому поводу: в городском совете ветеранов, где Вячеслав Николаевич возглавляет первичную организацию ветеранов Вооруженных Сил, мы говорили о работе этой общественной организации, о поздравлении  ветеранов с приближавшимся тогда Днем российской армии, а когда зашла речь о нем самом и мой собеседник начал рассказывать о своей военной службе, прошедшей на Байконуре, о встречах с космонавтами, я понял: стоп! все это достойно отдельного материала. 

И мы начали наш разговор «от печки»:

– Я кинешемец. Родился в 1955 году. Отец мой Николай Григорьевич тоже коренной  кинешемец, прошел всю войну, служил на севере в техобслуживании летной части, после войны работал шофером. Мама Надежда Евстафьевна тоже кинешемка, работала кассиром в торговых организациях. Учился я в третьей школе, сейчас это гимназия.

С большой теплотой Вячеслав Николаевич вспоминает своих школьных учителей. Первая учительница – Римма Николаевна Репина. Отличная спортсменка и большая любительница природы. Классный руководитель в среднем и старшем звене – Капитолина Петровна Малкова, учитель истории и обществоведения…

– Мы ее сначала не понимали: как так – выучишь параграф, отвечаешь – «Не правильно». И так полкласса спросит, и всем: «Не правильно». Что такое? Оказалось, что для нее просто выучить наизусть – в этом нет смысла. Она учила нас рассуждать, мыслить. Она же прививала нам нормы поведения, –рассказал  Вячеслав Николаевич и привел такой случай:

– Капитолина Петровна часто на уроках показывала фильмы. И вот в очередной раз выключили свет, начался фильм. А впереди меня сидит парнишка, я ему раз иголкой – крик. Фильм останавливается: что случилось? Капитолина Петровна поднимает меня и соседей по парте:  «Кто сделал?» Мы молчим. Она говорит: «Запомните, ребята, если вы хотите быть настоящими мужчинами, если сделали что-то, надо за это отвечать, а так – не мужики вы – бабы». После урока я признался, что это сделал я, и с той поры, чтобы со мной ни случалось, если сделал я, я говорил – это сделал я.

Вячеслав Николаевич  называет имена других учителей, практически всех и подытоживает:

– Я очень благодарен им за высокий уровень знаний. Из нашего выпуска, примерно из 30 человек, с первого захода в вузы поступили 18. Это был 1972 год. Тогда я стал курсантом Серпуховского высшего военного училища ракетных войск стратегического назначения.

На Байконуре

За годы учебы Вячеслав Николаевич  стал членом КПСС и женился. Его избранницей стала одноклассница Лена Морозова. После школы она поступила в ивановский химинститут. В зимние каникулы бывшие одноклассники встретились в родной Кинешме, потом четыре года переписывались, а после окончания училища молодой офицер  отправился к месту службы с женой. А местом этим  стал Байконур.

– Я был направлен в часть, занимавшуюся испытанием боевых баллистических ракет. Елена – Елена Викторовна Захарова – первое время была просто при мне, без работы, позже стала работать в центральной строительной лаборатории (на Байконуре все время что-то строили), где прошла путь до главного инженера.

До  рассказа Вячеслава Николаевича я имел о Байконуре… да, нет, прямо скажу: не имел никакого представления за исключением телевизионной картинки старта космической ракеты. Все это представлялось мне находящимся в пустынной казахской степи.
На самом деле оказалось, что на этой огромной территории,  порядка восьми тысяч  квадратных километров, находится несколько войсковых частей, обслуживающих стартовые площадки. Их тоже несколько: известная всем площадка для космических аппаратов, площадки для боевых ракет, для баллистических ракет… Площадки расположены друг от друга на больших расстояниях, и именно они являются особо охраняемыми режимными объектами. А между ними течет своя, с отпечатком, конечно, военного присутствия, жизнь: поселки с казахским  и русским населением, работают магазины, дети ходят в школы, на станцию Тюра-Там прибывают поезда, а в степи пасутся стада овец и баранов.

Намекаю моему собеседнику: не выдаете ли мне военные тайны? Улыбается:

–  Хоть и давно это было, и многое уже можно прочесть в том же Интернете, но пытай меня – не пытай,  не расскажу, с какими секретными документами работал.

И вспомнил такой случай.

– Где-то после месяца моей службы на Байконуре объявляют операцию «Пальма». Что это такое, я не знал. Мне объяснили, что приезжают иностранцы (в то время уже летали «импортные» экипажи) и поэтому надо всем военную  форму снять, переодеться в гражданскую одежду, чтобы не показывать, что здесь военные работают.

Я этому удивился, потому что еще в училище на занятиях по английскому языку переводил из английского журнала статью про Байконур, где все было написано: где какие площадки и чем там занимаются. И вдруг узнаю, что это тайна.

О «Буране» и Германе Титове

…Потом была служба по партийной линии: секретарь комитета комсомола, помощник начальника политотдела дивизии по комсомольской работе, замначальник группы по политической работе.

– И вот в этой группе я познакомился с «Бураном». В этой дивизии собирали для старта комплекс  ракетоносителя «Энергия» и многоразового  корабля «Буран». Жена здесь как главный инженер лаборатории занималась строительством объектов, в том числе специальной посадочной полосы. На нее в ноябре 1988 года и приземлился после полета в автоматическом режиме корабль.

Считается, что это был единственный полет советского «челнока», но Вячеслав Николаевич  поведал, что за полтора года до этого события «Энергия» выводила в космос его прообраз – корабль «Скиф». «Скиф» тогда приводнился в Тихом океане. О том полете нигде не сообщалось.

А потом был Целиноград, база падения. Здесь отслеживали и разыскивали места падения отработанных после старта ступеней ракет, как космических, так и баллистических, снимали с них драгметаллы, конструкции резали на части и все вывозили на базу.

Не мог не спросить: ну а космонавтов-то самих приходилось видеть?

– Было заведено, что по возвращении на землю космонавты встречаются с боевым расчетом, который их запускал, и с теми людьми, кто так  или иначе  имел отношение к запуску. Поэтому несколько раз я и  Елена Викторовна космонавтов видели.
На планерках встречался с Валерием Быковским и Владимиром  Джанибековым, курировавшими строительство комплекса «Энергия – Буран».

А вот непосредственно, вот так, как мы сейчас разговариваем, я общался с Германом Титовым.

Это было в Барнауле. К военным  обратились с просьбой помочь в проведении съемок фильма о Германе Титове. Он с Алтайского края, нужно было помочь выезжать в места, где родился, провел детство, а это труднодоступные районы, туда без спецтехники не проедешь. В таких поездках Вячеслав Николаевич и познакомился со вторым космонавтом Земли.

– Герман Степанович мне очень понравился: простой в общении, очень начитанный. Однажды в перерыве между съемками полчаса читал нам наизусть поэму Пушкина. Я спросил, как он смог это запомнить? Ответил:  «Когда нас в барокамере тренировали, ничего не разрешалось брать кроме книжек, а там много часов проводишь, и  никакого общения, и я там только читал».

У моего собеседника хранится полтора десятка уникальных фотографий. Здесь и ракета на старте, и «Буран», и космонавты. На одном из фото Вячеслав Николаевич запечатлен с командиром части Олегом Григорьевичем Мартко  и с Германом Степановичем Титовым. В связи с этим Вячеслав Николаевич вспомнил такой эпизод:

– Был март, прохладно.  Герман Степанович говорит: «Мне бы чего накинуть на себя». Командир части предлагает ему свой форменный бушлат, а тот в шутку отвечает: «Как же так, я все же генерал-полковник, а ты просто полковник… Но другого выхода нет».

***

Закончил военную службу В.Н.Захаров в 1993 году. В 39 лет вышел на пенсию по выслуге, работал в администрации Алтайского края. Через шесть лет супруги Захаровы вернулись в Кинешму, где их ждали постаревшие родители. Дальше – непростые «нулевые», работа «на гражданке», теперь вот дела общественные. Но это другая история, а сейчас, в честь Дня космонавтики, я поздравляю ветерана, можно сказать, с профессиональным праздником и благодарю за интересный разговор.

 

Оставьте комметарий

Или войти с помощью:  

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *